Орехово-Зуево: «Гибель империй»



Подмосковный город Орехово-Зуево находится в ста километрах к востоку от Москвы. Этот крупный промышленный районный центр с населением около 120 тысяч человек городом стал относительно недавно, всего-то около 100 лет назад, в результате слияния в июне 1917-го года трёх промышленных поселений: села Зуево, расположенного на левом берегу Клязьмы, села Орехово и фабричного посёлка Никольское, находящихся на правом берегу реки. Причём Зуево в то время было в Московской губернии, а Орехово и Никольское относились к Владимирской.


В 18-м веке в Зуеве начало развиваться кустарное шелкоткачество, которое со временем вытеснили хлопчатобумажные мануфактуры известнейших московских купеческих династий Морозовых и Зиминых. К концу позапрошлого столетия на их орехово-зуевских фабриках работали десятки тысяч рабочих. При этом и Зуево, и Орехово, застроенные одно- и двухэтажными домиками, сохраняли свой патриархально-деревенский облик. В советское время от этой малоэтажной застройки почти ничего не сохранилось.


Совсем иначе сложилась судьба Никольского, превратившегося к концу 19-го века в настоящий город с многоэтажными жилыми и общественными зданиями. Родоначальник династии Морозовых крепостной крестьянин из деревни Зуево Савва Васильевич Морозов в самом конце 18-го столетия основал в Зуеве небольшую шелкоткацкую фабрику, а спустя некоторое время перенёс всё своё производство на другой берег Клязьмы в Никольское. Именно там и начали разрастаться знаменитые морозовские мануфактуры.



Напуганный небывалой по своему размаху Морозовской стачкой 1885-го года, внук основателя династии Савва Тимофеевич Морозов, возглавивший к тому времени семейный бизнес, вынужден был заняться социальными проблемами своих рабочих.



В результате в Никольском вырос целый город с новыми жилыми казармами, общественными зданиями и парковыми зонами.



Центральная часть нового фабричного посёлка расположилась между Клязьмой и линией железной дороги. Её композиционный центр - огромный квадратный участок, занятый многочисленными фабричными корпусами.


Всю центральную зону бывшего рабочего посёлка пересекает широкая магистраль (нынешняя улица Ленина), которая связывает центр с железнодорожным вокзалом, построенным в бывшем селе Орехово. Самая интересная часть улицы Ленина начинается от перекрёстка с улицей Карла Либкнехта, где большой угловой участок занимает монументальная бывшая рабочая казарма, числившаяся в посёлке под номером 79 (ул. Ленина, 55).



Конечно, не всё жильё для рабочих фабрики выглядело столь внушительно, было и немало небольших деревянных казарм, но порядковый номер 79 тем не менее впечатляет.



В советское время здесь был Текстильный институт, а сейчас - Промышленно-экономический колледж имени Саввы Морозова.


Возможно, как раз на месте небольших деревянных казарм в 1920-е годы выросли конструктивистские жилые и общественные здания. В здании исторической аптеки так все сто лет и работает аптека (ул. Ленина, 57).



Чёткие, прямые формы соседнего жилого дома ясно отсылают к 1920-м (ул. Ленина, 59).



На противоположной стороне улице стоит современный ТЦ «Никольский».



Почему-то очень часто встречается информация о том, что это перестроенная советская фабрика-кухня. Фабрика-кухня здесь действительно стояла.



Но она полностью сгорела, а новый торговый центр - исключительно продукт нашего времени.


Рядом с нынешним торговым центром стоит построенное в 1920-х здание Дома связи (ул. Ленина, 40).



Помимо надписей на фасадах на торце здания сохранилась аббревиатура «НКПТ», то есть Народный комиссариат почт и телеграфов.





На другой стороне улицы в глубине двора стоит небольшой, но крайне необычной формы жилой дом 1920-х (ул. Ленина, 61).



Когда-то тут было проведено даже дворовое благоустройство. В этом дворе на неказистой ныне вентиляционной шахте стоял памятник Горькому.



Горький разрушился очень давно, а вот памятник Маяковскому сохранился и стоит сейчас между домами 63А и 67.



Между конструктивистскими постройками протянулся длинный корпус, получивший в народе название «Бугровка» (ул. Ленина, 63).




Дом для инженеров и специалистов Морозовской мануфактуры построил в 1910-м году инженер Бугров. После революции здание стало Домом Советов.



В парке на противоположной стороне улицы в зарослях деревьев стоит особняк Ослобина, управляющего Морозовской мануфактуры (ул. Ленина, 48).



Далее улицу Ленина прерывает гигантская Октябрьская площадь.



В дальнем конце площади в 1980-х выстроили новое здание Горкома КПСС и Горисполкома, там и сейчас работает местная администрация. В те же годы к столетию Морозовской стачки на площади установили памятник.



В 2017-м году правее здания Администрации установили бюст Саввы Тимофеевича Морозова.



На восточной стороне площади в позднесоветские годы начали строительство Дворца культуры. Построить его, конечно-же, не успели, закончили строительство только через много лет, а результатом стало нечто странноватое, никак не вписывающееся в ансамбль главной площади. В западу от Октябрьской площади в те же годы проложили широкую магистраль, получившую название Центральный бульвар. Бульвар получился не очень, зато хорошо получилась четырёхполосная магистраль с парковками.


Напротив Октябрьской площади от улицы Ленина отходит улица Саввы Морозова. По левой стороне улицы стоят корпуса старой фабричной больницы (ул. Ленина, 54).




Старой, потому что потом в другом месте Морозовы построят ещё один больничный комплекс.


Ближе к улице Ленина сохранились два больших деревянных дома, в которых когда-то жили врачи.




На улице Саввы Морозова сохранился корпус бывшего Никольского училища (ул. Саввы Морозова, 2).



Сзади к училищу примыкает Никольская церковь.



После Октябрьской площади начинается территория Морозовской мануфактуры.



Фабричная территория тянется на семьсот метров по обе стороны улицы Ленина.



Но тут надо понимать, что Никольская мануфактура представляла собой предприятие полного цикла, то есть на ней были и прядильное, и красильное, и отделочное, и прочие основные и вспомогательные производства. Каждое отделение имело, естественно, свои собственные корпуса.





В советское время единую фабрику поделили на несколько различных производств.



Сейчас что-то продолжает функционировать, а что-то полностью прекратило своё существование.




Фабричную территорию открывает площадь Двор Стачки.



Площадь обрамляют здания фабричной конторы, Харчевой лавки и фабричной хлебопекарни, в которой, кстати, и сейчас находится орехово-зуевский хлебокомбинат.



Вот в этом историческом месте и началась беспрецедентная в российской истории забастовка рабочих. Условия труда на фабрике были ужасающими, рабочих замучили бесконечными штрафами по поводу и без повода, а последней каплей стало объявление праздника Крещения рабочим днём. И вот крещенским утром 19-го января (7-го января по старому стилю) 1885-го года 8 тысяч рабочих, которым явно было «нечего терять, кроме собственных цепей», собрались у фабричной конторы и устроили в ней самый настоящий погром. С этого погрома и началась 10-дневная забастовка, испугавшая не только Тимофея Морозова, но и заставившая серьёзно задуматься всех российских предпринимателей и политиков.



1-го мая 1925-го года во Дворе Стачки открыли монумент, посвящённый борцам революции.



Через пять месяцев у подножия обелиска похоронили идейного вдохновителя стачки Петра Моисеенко. В 1931-м году здесь захоронили активного участника стачки Игната Бугрова. И в 1960-х у монумента захоронили ещё двух революционеров - Иванова и Горячеву.


Улицу Ленина пересекает улица Сухоборская, условно разделяющая бывшие текстильные империи двух ветвей морозовской семьи. Основатель династии Савва Васильевич Морозов поделил капиталы, земли и недвижимость между своими сыновьями, и северо-восточная часть Никольского досталась старшему сыну Елисею. На этой территории внук Саввы Васильевича Викула Елисеевич основал фабрику «Товарищество мануфактур Викулы Морозова с сыновьями».




Рядом с фабрикой, около железнодорожной станции «Крутое», тоже вырос свой собственный рабочий посёлок.


В начале 20-го века Викуловскую мануфактуру возглавил Иван Викулович Морозов. Все члены большого клана Морозовых были благотворителями, меценатами и коллекционерами, а Иван Викулович отличился ещё и тем, что создал в 1910-м году в Никольском футбольный клуб, один из первых в России, и построил для него стадион.



В 1920-х годах эта часть Орехово-Зуева стала экспериментальной площадкой для строительства нового жилья. Проектированием зданий занимались разные архитекторы, соответственно, и все жилые дома получились очень разными.



Начинается этот жилой массив конструктивистскими жилыми домами, поставленными под углом к улице Ленина (ул. Степана Терентьева, 3).



При строительстве этих домов здесь ещё проходили ведущие на территорию фабрики железнодорожные пути, чем и обусловлено положение выделенных под строительство участков.


На противоположной стороне улицы стоят парные краснокирпичные жилые дома, построенные в 1930-х годах (ул. Ленина, 109 и 111).



Очень большими окнами, обеспечивающими хорошую инсоляцию комнат, выделяется жилой дом на чётной стороне улицы (ул. Ленина, 98).




Между конструктивистскими зданиями сохранился старый, явно дореволюционный, корпус (ул. Ленина, 121).



За этим корпусом в глубине дворов, в бывшем здании детского санатория, построенного в конце 1930-х, находится Орехово-Зуевский историко-краеведческий музей (Клязьминский проезд, 7).



От улицы Ленина в сторону железной дороги отходит улица Шулайкиной, вдоль которой протянулись корпуса старых фабричных казарм.




Особенно впечатляют две огромные казармы, занимающие целый квартал между улицами Ленина, Шулайкиной и Волкова (ул. Ленина, 100 и 102А).



К сожалению, одна из них находится в руинированном состоянии, а вот вторая выглядит вполне целой.



Удивительно, но прямо на крыше этого здания сооружена водонапорная башня.



Рядом с казармами была построена школа для детей фабричных рабочих (ул. Волкова, 29). В старом здании и сейчас находится городская школа номер 1.




Улица Ленина незаметно переходит в улицу Кирова, которая в 1920-е годы стала продолжением экспериментальной строительной площадки.





На фоне минималистичных конструктивистских форм прямо-таки бьёт наповал жилой дом с полуколоннами, завершающимися совершенно немыслимыми капителями (ул. Кирова, 1).





Фабричная территория Никольского представляет собой длинную, но довольно узкую территорию, ограниченную Клязьмой и линией железной дороги. К началу 20-го века этой земли для строительства прифабричной инфраструктуры стало недостаточно, и посёлок «перешагнул» за железнодорожные пути.


В 1903-1904 годах для морозовских фабрик архитектор Александр Галецкий выстроил новый Больничный комплекс (ул. Барышникова, 13).



Лечебный корпус увенчан шикарным куполом.




Одно время Галецкий работал в мастерской Шехтеля, и стиль этого прославленного мастера московского модерна отчётливо виден в творении его ученика.



Очень жаль, что красивое старое здание со стороны улицы загораживает страшненький советский корпус.


Перед садовым фасадом лечебного корпуса размещена оригинальная квадратная башня, являющаяся на самом деле вентиляционной шахтой.



Слева от лечебного корпуса стоит нарядный жилой дом для врачей.



Позади него находится жилой дом фельдшеров.



Ещё на территории больницы сохранился одноэтажный хозяйственный корпус, в котором была механическая прачечная с паровой дезинфекционной камерой.


Раньше на территории больницы стояла и больничная часовня, но сейчас восстановленный и освящённый в честь Ксении Петербургской храм находится за больничной оградой (ул. Бугрова, 12Б).




На улице Бугрова стоит лучшее общественное здание фабричного посёлка - Зимний театр (ул. Бугрова, 5).



Здание строилось в 1904-1911 годах по проекту всё того же архитектора Галецкого. Архитектура театра это уже не чистый модерн, в здании вполне читаются черты функционализма. Очень радует, что этому незаурядному строению повезло - его к началу 2020-х отлично, просто отлично, отреставрировали.



К сожалению, не повезло стоявшим на противоположной стороне улицы трём казармам, построенным в 1908-м году в нарядных формах модерна. Две из них просто снесли, осталась только одна (ул. Бугрова, 2).




Внутри этого здания сохранились металлические лестницы и напольная плитка.




Со стороны двора к четырёхэтажному зданию казармы примыкает хозяйственный блок, в котором находились общие кухни и прачечные.



Слева от Зимнего театра сохранилась старая водонапорная башня (ул. Бугрова, 1).




Пожалуй, прогулку по бывшей текстильной империи Морозовых на этом можно закончить и перебраться на другой берег Клязьмы в Зуево. Как мы уже говорили, Зуево, в отличие от Никольского, и в 20-м веке всё ещё сохраняло сельский характер застройки. Всю эту историческую застройку в советское время полностью счистили, а на её месте выросли типовые многоэтажные панельки.



Среди этих стандартных жилых микрорайонов сохранился лишь собор Рождества Пресвятой Богородицы (ул. Володарского, 20).



Храм возведён во второй половине 19-го века и является, в общем-то, тоже типовым продуктом своего времени.



В начале 1950-х были планы по архитектурному оформлению въезда в город со стороны Горьковского шоссе. В соответствии с этими планами разбили большую площадь Пушкина.



Ведущую к центру города Красноармейскую улицу со стороны площади должны были обрамлять два дома с высокими шпилями.



Один дом под шпилем выстроить успели.




Симметричное здание так и осталось обрубком.



Создать целостный ансамбль площади и Красноармейской улицы тоже не получилось, так как грянул указ о борьбе с архитектурными излишествами, а за ним последовало массированное наступление хрущёвок и панелек.




В своём фабричном прошлом Зуево было текстильной империей семейства Зиминых. Казалось бы Морозовы и Зимины должны были бы стать конкурирующими фирмами, но и тут хитрая купеческая натура проявила себя в полной мере - оба семейства породнились. Зинаида Григорьевна Зимина, будущая владелица имения Горки (сейчас Горки Ленинские), вышла замуж за Сергея Викуловича Морозова. Этот брак продержался недолго, и очень скоро Зинаида вторично вышла замуж за Савву Тимофеевича Морозова, двоюродного дядю своего первого мужа.


Непосредственно у моста через Клязьму сохранились корпуса одной из фабрик Зиминых. В 1932-м году на этой территории был создан завод «Респиратор», который благополучно функционирует и по сей день (ул. Гагарина, 1).




Недалеко от этой фабрики на средства Зиминых и Морозовых была выстроена церковь Рождества Богородицы старообрядческой общины Поморского брачного согласия (ул. Кузнецкая, 25).



В 1884-м году на этом месте был построен старообрядческий молитвенный дом, который в 1911-1912 годах был расширен и перестроен по проекту ведущего архитектора старообрядческого храмостроения Ильи Бондаренко. В 2000-х годах в храме были проведены реставрационные работы, в ходе которых появились дополнительные маленькие главки над алтарём и приделом.




В современном панельном Зуеве церковь оказалась стоящей в глубине дворов, добраться до неё можно, например, с улицы Володарского, пройдя во двор домов 41 и 43.


Вторая фабрика Зиминых - Подгорная - находится на окраине города в бывшем селе Крестовоздвиженское, от которого осталась подремонтированная Крестовоздвиженская церковь (проезд Фабзауча, 3).



Рядом с церковью начинается забор фабричной территории, на которой в ужасающем состоянии стоят некогда красивые корпуса Подгорной фабрики.



Практически ничего не осталось и от бывшего фабричного посёлка - лишь пара-тройка казарм, да и те в виде руин.


История знает множество случаев гибели и имперских государств, и огромных финансово-промышленных империй. Вот и орехово-зуевские империи Морозовых и Зиминых прекратили своё существование в 1917-м году, но тем не менее от их наследия осталось вполне достаточно, чтобы помнить, кому современный большой город Орехово-Зуево обязан своим появлением на карте Московской области.



Местность:  Московская область